Интервью со знаменитыми сыроедами: Майкл Арнстейн

Автор: Майкл Арнстейн, 01 Ноября 2015

Продолжаем серию интервью с известными сыроедами. Сегодняшний гость — знаменитый фрукторианец и ультрамарафонец — Майкл Арнстейн.

Время и место: Фруктовый фестиваль на Гавайах, апрель 2015 года.

Представление сегодняшнего гостя

Александр Нариньяни: Майкл является основателем фрукторианского фестиваля Woodstock Fruit Festival Hawaii, на котором мы сейчас находимся. Вот уже 5 лет подряд Майкл проводит этот фестиваль, впервые он проходит на Гавайях.

Для тех из вас, кто уже давно находится на фрукторианской диете и, может быть, занимается какими-то экстремальными видами спорта такими как ультрамарафон и прочими активностями, фигура Майкла вам знакома.

Для тех же из вас, кто видит Майкла впервые, я приглашаю вас посмотреть наше с ним интервью, в котором он расскажет о себе и о своей жизни.

Интервью с Майклом Арнстейном

О питании и образе жизни

Александр: Майкл, я кратко представил тебя нашим зрителям, сказал, что мы сейчас находимся на Гавайском Вудстокском Фруктовом Фестивале, что ты его основатель и известный спортсмен-фрукторианец.

Расскажи для начала, сколько тебе лет, как долго ты уже придерживаешься этого образа жизни, сообщи какие-то основные факты о себе.

Майкл Арнстейн: Меня зовут Майкл Арнстейн, мне 38 лет, я фрукторианец с января 2008 года и стал довольно-таки известной персоной в этом движении, потому что достиг серьезных успехов в беге на длинные дистанции, в марафонах и ультрамарафонах. Моя спортивная форма значительно улучшилась на этом типе питания, выносливость достигла новых высот, а здоровье после этих 8-ми лет продолжает оставаться отменным.

Я приложил немало усилий по продвижению этой системы питания своими выступлениями на YouTube и основав в 2011 году этот фрукторианский фестиваль, ставший главным мировым событием в США, да и, пожалуй, во всем мире, для тех, кто придерживается такого образа жизни. Вокруг фестиваля выросло замечательное сообщество, пытающееся донести эти идеи до более широкой общественности.

В 2013 году я переехал из Нью-Йорка, где прожил 17 лет, на Гавайи. У меня трое детей, поэтому этот переезд был серьезным жизненным событием для всех нас.

Теперь, по прошествии почти двух лет, я чрезвычайно рад, что решился на этот шаг. Потому что очень важно, если вы питаетесь исключительно фруктами, делать это в тропиках, ведь одно прекрасно дополняет другое и привносит недостающую гармонию в нашу жизнь.

Здесь мы организовали гавайскую версию Вудстокского Фруктового Фестиваля, на котором сейчас и находимся.

Александр: Я также слышал, что ты бизнесмен, твой бизнес успешно функционирует, а тебе удается управлять им удаленно, живя здесь, в тропиках. Как это у тебя получается?

Майкл: Благодаря такому чуду, как интернет более нет прежней необходимости постоянно жить в холодном климате. Мой бизнес расположен в Нью-Йорке, я занимаюсь производством ювелирных украшений, в частности — я работаю с драгоценными камнями, добываемыми на Шри-Ланке.

Поэтому помимо офиса в Нью-Йорке, у меня есть предприятие на Шри-Ланке. Мне удается управлять всем этим бизнесом, а это около пятидесяти постоянных работников, отсюда, с Гавайев, из моего домашнего офиса. Получается весьма эффективно работать, находясь на Гавайях.

Александр: Ну что же, друзья, вот вам и секрет, как заработать много денег, жить на Гавайях, есть свежие тропические фрукты, управляя делами по интернету: открывайте свой алмазный бизнес — и все будет в порядке! ;-)

Итак, на сегодня ты уже почти 8 лет питаешься фруктами. Что изменилось в твоем самочувствии, какие перемены произошли в теле, как твое здоровье?

Это довольно серьезный стаж... В России практически нет людей, кто мог бы похвастаться столь продолжительной историей фрукторианского питания. 5–6 лет фрукторианства или сыроедения — таков, как правило, максимальный стаж у россиян.

Майкл: Даже думать не могу о возврате на обычное питание! Жизнь моя изменилась навсегда, бесповоротно. Я убедился, что фрукты — оптимальная пища для человека, и питаться ими, живя в тропиках — это переход на новый, более высокий уровень.

В своей жизни я ищу здоровье, оно мое главное богатство. В тропиках подобная пища довольно доступна по цене, а зачастую и вовсе бесплатна, продукты — наилучшего качества, и все это напоминает мне возвращение домой.

Мы ведь, как правило, чувствуем себя крайне комфортно, возвращаясь в места, где родились и выросли, в городок или дом, где прошли наши детские годы. Мы чувствуем себя дома.

Но подлинный дом для человека как биологического вида — это именно тропики. Нам следует жить в теплом климате, нам хорошо здесь. Нам не нужна одежда, или нужна в минимальном количестве, и все, что нам необходимо, можно найти в окружающей природе.

Здесь мы счастливы независимо от того, много ли у нас денег или мало, большой у нас дом или небольшой — эти вещи здесь не так важны. Что важно — это здоровая пища, чистый воздух, чистая вода, солнце.

О тренировках и достижениях

Александр: Недаром говорят, что даже эскимосы, живущие на крайнем севере, на коже, под своими меховыми парками, в плане влажности и температуры имеют ровно тот же тропический климат.

Здесь же это достигается без каких-либо усилий, совершенно естественным образом, в придачу к спелым, натуральным фруктам, произрастающим в этих широтах.

Не мог бы ты немного рассказать о том, как ты сейчас тренируешься, и упомянуть те соревнования, в которых тебе удалось победить?

Я смотрел многие твои видео, включая тот репортаж с ультрамарафонского забега в Долине Смерти, и другие, но упомяни для наших зрителей, в каких крупнейших ультрамарафонских забегах ты участвовал и где побеждал? Сейчас ты тренируешься? Я слышал в одном из твоих недавних видеоинтервью, что ты больше не готовишься ни к каким соревнованиям, так что скажи несколько слов и об этом.

Майкл: Переход на фрукторианское питание позволил мне достичь невероятной выносливости и отличной физической формы. Я начинал с забегов на 50 км, затем 100 км, затем 100 миль (160 км), дошел до непрерывного бега в течение 24 часов, и даже свыше 30 часов.

Я участвовал в забеге на 250 км, и все это как в холодном, так и в экстремально жарком климате. Стоит упомянуть и известный забег по Долине Смерти на 135 миль (217 км) при температуре до 120° по Фаренгейту (+ 49 °C). И это бег на 217 км, не забывайте!

Читайте по теме: Почему вы должны начать заниматься бегом

Александр: (+ 52 °C) — такая была максимальная температура в моей жизни, это было в Нью-Дели, в мае 1998 года. Помню, тогда у меня расплавились сандалии, буквально расплавился клей и отвалились подошвы, такова это была жара.

Майкл: Я не обнаружил каких-либо ограничений или изъянов в этой диете. Здесь, на Гавайях, я питаюсь только местными продуктами: кокосами, папайей, манго...

Все предельно просто, каждый прием пищи довольно простой, и нет особого разнообразия в течение дня. Но в течение года, со сменой сезонов, это разнообразие возникает.

Кокосы — это просто фантастика, вода из кокосов — это что-то!

Александр: Это точно! Пробежав утром 15–20 км, я легко выпиваю 7–8 кокосов. Представляю сколько можешь выпить ты после своего забега!

Майкл: Сейчас я не готовлюсь к какому-то конкретному забегу, просто пытаюсь наслаждаться жизнью в тропиках. У меня больше нет внутреннего желания давить на себя, подталкивать себя к чему-то.

Конечно, я тренируюсь и по-прежнему пробегаю в среднем около 100 км в неделю, но делаю это совершенно естественно, в удовольствие. Для меня отправиться на пробежку на час-два — дело совершенно комфортное и привычное.

Когда питаешься подобным образом, тело твое становится очень текучим, мобильным, и нет нужды бороться с собой, заставлять себя бежать. Физическая активность, тренировки в тропиках происходят естественно, сами собой, как и растущие здесь фрукты.

Александр: Я смотрел недавно видео о том, как ты участвовал в каком-то ультрамарафонском забеге здесь, на Гавайях.

Майкл: Причина, по которой я изначально попал на Гавайи, — это то, что здесь есть совершенно особенная гонка на 100 миль, невероятно трудная, постоянно вверх-вниз по крутым склонам, очень-очень сложная... но я смог, я финишировал и даже выиграл ее!

О Фруктовом Фестивале

Александр: Майкл, а как в целом поживает Вудстокский Фруктовый Фестиваль? Как он развивается, как тебе видится будущее этого проекта? Я слышал, что тебе постоянно приходилось вкладывать туда свои собственные средства, что он так и не стал приносить прибыли. Как развивается ситуация сейчас, радует ли она тебя, какие планы на будущее?

Майкл: Для меня — разочарование видеть, как мало людей питаются подобным образом. Я думаю, что многие люди попробовали фрукторианство, но не в силах продолжать так питаться, оказавшись дома, вне круга людей, питающихся, как и они, только фруктами и зеленью.

Здесь же люди собираются вместе, и им гораздо проще придерживаться фрукторианского питания. Еда уже приготовлена, вы можете есть столько сколько захотите. Люди привыкают к этому, после чего возвращаются домой и думают: "А ведь я могу это сделать, мне это под силу, я чувствовал себя прекрасно! Я в состоянии продолжать так питаться".

Фрукты и овощи довольно дороги на Западе, и мы намеренно стараемся удерживать цену участия на минимальном уровне, потому что хотим привлечь как можно больше гостей. Мы не думаем о прибыли, и в итоге это ставит меня в довольно непростую ситуацию.

Пусть я и веду успешный бизнес, но постоянные инвестиции в такие массовые мероприятия для сотен людей со временем становятся довольно затратным делом.

Вот нам понадобилось лишние 10–20 тысяч долларов на манго или папайю, в бюджете фестиваля этих средств нет, и я вынужден вносить эти деньги из своих средств. В какой-то момент это становится слишком обременительным, у меня нет такого количества свободных ресурсов.

Александр: То есть вы до сих пор в минусе?

Майкл: Да, каждый год это убыточный проект. Этот фестиваль не функционирует на принципах классического бизнеса — мы изначально не ориентируемся на извлечение прибыли. Наша прибыль — это видеть, сколько людей здесь счастливы.

Если мы, как организаторы, сумели превзойти ожидания участников, то вот она, наша прибыль. Так что, если бы у нас образовался дополнительный доход, мы направили бы его на закупку еще лучших фруктов.

Александр: Прекрасная мотивация для подобного начинания! Я уже рассказывал Майклу, что у нас в планах организация аналогичного мероприятия в России — возможно, поначалу более скромных масштабов, но схожего формата — фрукторианского фестиваля, ориентированного на здоровый образ жизни и здоровое питание.

Проводить этот фестиваль планируется в Крыму, в Керчи, начиная со следующего года, с перспективой его развития в нечто большее. Это еще одна из причин, по которой мы интересуемся судьбой Вудстокского Фруктового Фестиваля. Может быть, ты скажешь пару слов в поддержку этого начинания, поделишься с нами и нашими зрителями какими-то идеями и соображениями на этот счет?

Майкл: Самая большая польза, которую мы можем извлечь из подобного рода массовых мероприятий, собраний людей, увлеченных здоровым образом жизни и фрукторианским питанием, — это построение социальных связей, знакомство и общение. Тогда люди чувствуют, что теперь это не только про них и про еду, но это и про других, про взаимную поддержку и помощь.

Ведь когда вы покидаете этот фестиваль, вас более не окружают люди, питающиеся аналогичным образом. Многие просто пугаются, когда видят человека, поедающего одни фрукты. И тогда начинается: "Это нездоровое питание, ты так заболеешь, без белка ты потеряешь все свои мышцы и т. д."

Поэтому те связи, которые люди здесь устанавливают друг с другом, очень важны. И основная наша надежда в том, что здесь люди смогут обрасти такими связями и знакомствами, и это сделает нас гораздо сильнее как движение.

Что касается лично меня, то я могу с уверенностью сказать, что за прошедшие 5 лет я встретил здесь своих лучших друзей, и это очень положительный опыт, когда через фрукты в твою жизнь приходят новые замечательные друзья.

Александр: Увидим ли мы этот фестиваль в следующем году? Я понимаю, что ты продолжаешь вкладывать в него свои личные средства, но собираешься ли ты проводить его снова и снова?

Я слышал, что в августе 2015 года в Нью-Йорке состоится очередной Вудстокский Фрукторианский Фестиваль, а что насчет Гавайев в 2016-м?

Майкл: Гавайи обошлись нам очень дорого в этом году. Мы не набрали достаточное число участников, во многом из-за того, что перелет на Гавайи стоит немалых денег и не все желающие могли себе это позволить. Так что на будущий год мы здесь пока ничего не планируем.

Но у меня есть ощущение, почти уверенность, что наш фестиваль в Нью-Йорке продолжит свое существование. Хотя если число участников будет недостаточным, а я более не в состоянии финансировать это событие из собственных средств, то я оказываюсь в положении, когда я открыт для того, чтобы передать бразды правления тому, кто готов их принять, тому, кто располагает большими финансовыми ресурсами.

Я бы удовлетворился ролью основателя этого фестиваля и с радостью готов передать его тому, кто сможет вывести это событие на новый уровень. Мои ресурсы не безграничны, и вот о чем я думаю сейчас: о том, кому я смог бы передать эстафету.

Отношение к фрукторианству в семье

Александр: Еще один вопрос пришел мне на ум. Мы упоминали об окружении, социуме, отношениях с людьми применительно к питанию и образу жизни. Это актуально и для меня, и я хотел бы узнать — а как твоя семья относится к тому, что ты фрукторианец? Я знаю твою жену, Викторию, она тоже, насколько я понимаю, придерживается этого образа жизни. А как относятся к этому твои дети?

Майкл: Здесь не все так просто... мои дети не придерживаются фрукторианского питания. Они ходят в школу, часто едят где-то со своими друзьями. Они не едят мяса, так как понимают, что это не только вопрос здоровья, но вопрос отказа от причинения вреда другим живым существам — они хотят быть сострадательными людьми.

Они вегетарианцы, но в их рационе присутствуют такие вещи, как картофельные чипсы, фастфуд и прочее. Но зато когда они заболевают, а это происходит каждые несколько месяцев, я говорю им: "Эй, ребята, а отец ваш болеет? Вы когда-нибудь видели меня кашляющим, с соплями, простуженным?"

Александр: Майкл, а они бегают с тобой?

Майкл: Нет, не бегают, они вообще занимаются спортом меньше, чем следовало бы. Я пришел к тому, что просто стараюсь подавать им положительный пример. Сейчас ситуация меня скорее разочаровывает, но я верю, что в будущем они поймут, что это правильный путь, и изберут его.

Моя жена всей душой поддерживает этот образ жизни и питания, но порой он нелегко ей дается, ведь это непросто. Но я не сильно переживаю, если она иногда ест рис или картошку, по крайней мере она хорошо понимает, что на самом деле полезно и оптимально в плане питания.

Александр: Насколько я помню, это ведь именно она изначально познакомила тебя с фрукторианством?

Майкл: Да, совершенно верно.

О пользе фрукторианства и сыроедения

Александр: Майкл, может, ты скажешь напоследок несколько слов для русскоговорящей аудитории, чтобы вдохновить тех, кто стремится стать фрукторианцем или сыроедом, пытается перейти на такое питание или уже придерживается этого образа жизни?

Майкл: Я уверен, что люди, интересующиеся фрукторианством, знают и чувствуют, что это реально, что это по-настоящему правильно, и вам не следует игнорировать это интуитивное знание внутри себя. Питаясь подобным образом и чувствуя себя замечательно, не прячьте это, не скрывайте, давайте об этом знать другим.

И не стоит заниматься самобичеванием, если вы съели что-то не вполне полезное для вашего организма. На подобном опыте надо учиться и стараться не повторять те же самые ошибки в будущем.

Лучшее, что мы можем сделать, обнаружив нечто по-настоящему полезное для себя и для всей планеты, — поделиться этим с другими. Поэтому говорите с людьми о подобных вещах — это наша ответственность, наш долг. Нельзя быть эгоистом: если вы узнали что-то ценное, полезное, надо поделиться этим с окружающими.

Александр: Прекрасные слова! Спасибо большое, Майкл, и мы надеемся, что сможем увидеть тебя в следующем году, или позже, когда будем готовы принимать гостей на нашем российском фрукторианском фестивале.

И мы, в свою очередь, благодарим Александра А. Нариньяни за предоставление, интервью и перевод данного видео.

Майкл АрнстейнМайкл Арнстейн

Майкл Арнстейн (англ. Michael Arnstein) — фрукторианец, ультрамарафонец, бизнесмен, основатель фестиваля Woodstock Fruit Festival. Майкл — одна из ярких звезд на небосклоне сыроедения и фрукторианства. Своими спортивными успехами и достижениями он вдохновляет миллионы людей на изменение образа жизни и питания.

Рекомендуем

Что вы об этом думаете?

comments powered by HyperComments

Успех: эксперты

Бизнес: эксперты

Здоровье: эксперты

Духовность: эксперты

Коучинг: эксперты